Триумфальное возвращение государства на свое место

Время от времени людям требуется медицинская помощь – от пригоршни витаминок до операции. Такое врачебное вмешательства может быть полезным и спасти жизни. Но что же будет, если при каждом чихе потчевать пациента разрядом дефибриллятора? Долгих лет такой режим неприбавит. 
Похожий консенсус сложился и в экономической науке. Вмешательство государства в функционирование рынка на уровне гарантирования прав собственности и исполнения принятых правил игры разделяется в той или иной мере подавляющим большинством экономистов. 
Однако среди сторонников государственного вмешательств следует выделить радикальный блок. Его представители пропагандируют постоянное и активное использование фискальной политики (аналог сильного стимулятора) для поддержания постоянной полной занятости – состояния, которого, по их мнению, рыночная экономика не достигает никогда без вмешательства государства: “Природа капиталистического производства такова, что спрос недостаточен всегда, если только государство специально этим вопросом не занимается.”
Среди сторонников такого взгляда автор “Семи невинных смертных мошенничеств экономической политики” Уоррен Мослер и коллега и товарищ Вадим Грищенко. 
В ответ на пару моих мыслей о книге Мослера Вадим составил свой остроумный обзор. Его текст крайне развлекательный и полон цитат и ссылок (от классиков до “Простоквашино”).
Вместе с очевидной художественной ценностью и парой удачных цитат, что свойственно в некоторой мере и исходной книге, в текст закрались и традиционные заблуждения. Отмечу их.
При всем своем восхищении людьми практики (“Прогресс, как ни странно, идет из подполья, а озарения случаются в основном у пресловутых practical men.“) собственно вопросы практики, то есть детали реализации фискальной политики, ни Мослера, ни Вадима не интересуют. Это прискорбно, в силу следующих обстоятельств. 
Дело в том, что лишь в учебнике фискальная политика безусловно способна увеличить агрегированный спрос. На практике у госрасходов как инструмента стабилизирующей политики есть две особенности:
а) Отложенная реакция. Расходы регулируются законом о бюджете, и введение новых расходов или сокращение уже расписанных средств обычно не может быть реализовано достаточно оперативно для того, чтобы реагировать на поступающую информацию о состоянии экономики.
б) Издержки администрирования. По мере роста расходов бюджета пропорционально увеличиваются расходы и на мониторинг качества расходования средств, противодействие коррупции. Одновременно группы лиц могут принимать решения о том, что часть их усилий и средств рационально направить на лоббирование перераспределения государственных расходов в свою сторону, тогда как в противном случае эти усилия могли бы быть приложены в более продуктивном ключе. 
Фискальное стимулирование не проходит без осложнений. Чем интенсивнее госрасходы, тем их эффективность ниже, а контролировать их становиться сложнее и дороже.
В аналогичных условиях денежно-кредитная политика вносит заметно меньше диспропорций, является гораздо более справедливой.
Характерно, что все примеры, отмеченные в рецензии и призванные подтвердить избранный Мослером тезис, отдают явным нарушением всех сроков годности и были изготовлены в 19 в.: “Вспомним хотя бы начало XIX в., когда английские купцы тщетно пытались убедить ученых мужей, что возможность размена денег на металл сама по себе не дает им никаких преимуществ.”; “Как сказали бы в XIX веке, через эту дорогу оживляется экономическая жизнь.”; “Не все эксперименты с бумажными деньгами закончились провалом, никакой гиперинфляции в Англии начала XIX в. не было.”
Впрочем рецензент не верит в возможность использования прошлого опыта в экономике (в особенности если он противоречит защищаемому тезису)”: “Что до приводимых рецензентом Исаковым примеров, то они достаточно красочно иллюстрируют тезис о невозможности эксперимента в экономической науке, а также ничего не доказывают, поэтому подробно останавливаться на них мы не будем.”
Впрочем я полностью разделяю заключение рецензента: “Ценность книги Мослера в том, что в ней показано, какими ресурсами и возможностями обладает государство; так, может, чем отрицать их существование, лучше поучиться правильно, по-умному ими пользоваться?!”
Кейнсианские рецепты стимулирования агрегированного спроса действительно положительно зарекомендовали себя в  в период Великой депрессии. Этот урок выучен.

Но важен и второй урок. Как любым сильное лекарство, фискальное стимулирование спроса следует использовать осторожно и только в случае крайней необходимости. Мослер преувеличивает способность фискального стимулирования служить инструментом тонкой настройки – корректировать небольшие отклонения от потенциального выпуска. Такое принуждение к полной (поголовной?) занятости нерыночными средствами приводит к инфляции издержек, изживанию рынка и в итоге потере способности функционировать без постоянной поддержки государства целых отраслей.

Эту ли цель мы ставим перед собой? Можем постепенный переход к государству в качестве основного работодателя назвать триумфом полной занятости?

Нет и нет! Если мы извлекли какой-то урок из экономической истории, то он состоит в том, что в условиях, которые невозможно назвать серьезным спадом, государству следует уйти с первого плана и вернуться на свое место.
Триумфальное возвращение государства на свое место
Loading Facebook Comments ...

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *