Ha-Joon Chang: 23 Things they don’t tell you about capitalism

Got the book as a gift from one of the good ol’ CBR friends, actually one of the best of them. Ha-Joon’s ’23..’ is  light reading with no serious data work stuffed with a couple of historical anecdotes.

The structure of the book is as promised consists of 23 ‘things’ – short essays – which start with a presumably common fallacy followed by paragraph in which Ha-Joon shares his own take on the matter in a paragraph or two and ends with a larger discussion of the matter.

The topics range from the role of education in promoting economic growth, ability of economics to contribute meaningfully to the common good of the society to high frequency trading.

The one sentence impression the book is Ha-Joon prepared an antidote for sophomores who’ve taken Econ101 too literally, even religiously.

 In this it succeeds.
 However, I have three gripes with the book.
 First, the name of the book suffers an awful case of click-bait syndrome. Why the author who is seemingly serious with background as an adviser to WB, IMF etc. would go for something which is one step away from ’24 tricks that energy companies don’t want you to know?’ is a complete mystery. Additionally a couple of conspiracy theory markers are scattered through out: ‘how the capitalism really works’, ‘a chance for people to wake up to reality.’

Second, most of the ‘things’ are trying too hard to extract a quantum of surprise from the facts that are blindingly obvious:

thing 10 is “for international comparisons you’d better use PPP based figures”

thing 16 is “humans are not protein based calculators trying to maximize well defined utility functions”;

thing 19 is “corporations do plan for the future and use internally non-market mechanisms to distribute resources”;

thing 22 is “high frequency trading will not create generally useful technological advances directly”.

Third, the discussion of the issues is mostly qualitative and detached from the real data (except for the PPP thing, where author comes dangerously closely to some systematic cross country comparison but narrowly avoids it slipping into another round of anecdotes), and from the results already available from the literature.

Let me illustrate the latter point. One the more interesting ‘things’ deals with the fact that equilibrium on the labor market is in large part determined by the immigration controls. This in fact a very reasonable comment and which deserves discussion. However the author jumps from the fact that taxi drivers in Mumbai and Stockholm earn different amounts of USD to the conclusion that ‘most people in the rich countries are paid more than they should be’ being protected by that same immigration control. This a rather brave statement and various studies that were dealing with the same exact question do not find a lot of convincing evidence to support the matter.

For one Dustmann et al., 2003 conclude:

“The main result of the empirical analysis is that there is no strong evidence of large adverse effects of immigration on employment or wages of existing workers. In this respect our findings are consistent with empirical results from international research. There is some weak evidence of negative effects on employment but these are small and for most groups of the population it is impossible to reject the absence of any effect with the data used here. Insofar as there is evidence of any effect on wages, it suggests that immigration enhances wage growth.

Overall, ’23..’ is a book that I would not recommend, but handful of the ‘things’ deserve attention including 1, 2, 4,17.

Below is a selection of quotes:

  • “Wages in rich countries are determined more by immigration control than anything else, including any minimum wage legislation”, p.5
  • “While they complain about minimum wage legislation, regulations on working hours, and various ‘artificial’ entry barriers into the labor market imposed by trade unions few economists even mention immigration control as one of these nasty regulations hampering the workings of the free labor market”.
  • “Attempts to bring inflation to very low levels have reduced investment and growth, contrary to the claim that greater economic stability […] will encourage investment.” p.61
  • “Our obsession with inflation should end. Inflation has become the bogeyman that has been used to justify policies that have mainly benefited the holders of financial assets, at the cost long-term stability, economic growth and human happiness” p.61
  • “[…] the very fact that its PPP income is more or less the same as its market exchange rate is proof that the higher average standard in the US is built on the poverty of many” p.108
  • “poor climate does not cause underdevelopment; a country’s inability to overcome its poor climate is merely a symptom of underdevelopment” p.121
  • “But an influential Marxist school of thought argues that capitalists deliberately ‘de-skill’ their workers by using the most mechanized production technologies possible, even if they are not the most economical, in order to take the workers more easily replaceable and thus easier to control.”

1. Dustmann, Christian, et al. “The local labour market effects of immigration in the UK.” (2003).

Ha-Joon Chang: 23 Things they don’t tell you about capitalism

Окунь-Бэйли: Борьба с безработицей и инфляцией

На той неделе дочитал подборку статей Артура Окуня и Мартина Бэйли из начала 80-ых. Отличный материал и вот почему.

Многие идеи из тех, с которыми мы сталкиваемся в экономической политике кажутся очевидными: падает деловая активность – стимулируем спрос более мягкой фискальной или денежной политикой. Создается обманчивое представление устойчивости консенсуса, будто осталось лишь договориться о деталях. Нет же, вот эти вот инфляционные таргетирования, бюджетные правила и прочее по историческим меркам появились ну максимум позавчера. 

Так, Мартин Бэйли пишет:
“Перед Второй мировой войной повышение налогов во время рецессии для балансирования бюджета и отсутствие механизмов поддержки временно «ненадежных» банков казалось нейтральной благоразумной рыночной политикой”.

Интересно вспомнить и о том, что произошло за последние десятилетия с финансовой системой. В США до начала 80-ых банки не могли открывать подразделения в соседних штатах, ипотекой занимались небанковские организации, а верхняя граница ставки по депозитам для них устанавливалась законодательно. Если сегодня, чтобы показать, как в общих чертах работает трансмиссионный механизм ДКП требуется большая схема, то Окунь с соавторами описывает современную им реальность вполне определенно: основной канал – это жилищное строительство. Механизм его работы следующий. Как только ставки на денежном рынке достигают окрестности верхней границы ставок по депозитам для ипотечных союзов, вкладчики перестают открывать в них депозиты, а союзы перестают выдавать ипотеки, что приводит к замедлению всей деловой активности. 

Такие исторические экскурсы напоминают о том, на сколько условно сравнимы экономические показатели в разные периоды времени. Действительно, ряды Мэддисона охватывают несколько сотен лет, но важно не поддаться представлению о том, что генерирующая статистику система изменяется лишь в размерах, а не качественно.

Есть в книге очень уместные предложения.

Ходячим мнением сегодня является невозможность управления инфляцией в условиях, когда существенная ее честь носит немонетарный характер (индексации тарифов, монополизация). Эта проблема не является новой и по этому поводу Артур Окунь делает ценный комментарий:
” … в этой части у меня есть процедурное предложение; разработка системы учёта инфляционных последствий различных мер. Бюджетный офис Конгресса должен быть проинструктирован о выпуске квартального отчета, который бы идентифицировал все действия или предложения президента и конгресс, которые могут повысить или снизить уровень цен, и оценивал количественно такое влияние.

В книге есть два материалы, которые следует отметить особо.

Во-первых, это “Руководство по инфляции для разумного гражданина” Роберта Солоу. Этот концентрированный текст дает терпеливому читателю некоторое количество пищи для размышления. Следует обратить внимание на разницу между общим уровнем цен и относительными ценами, между ожидаемой инфляцией и неожиданной, на перераспределение богатства между членами общества, к которому приводит в определенных условиях рост уровня цен.

Во-вторых это переписка между председателем ФРС Артуром Бернсом и Милтоном Фридманом. Уровень аргументации и глубины спора высок и ведется он в формате, доступном для широкой публики.

Есть и экзотические предложения, напоминающие о том, каков был приемлемый уровень вмешательства государства в экономику совсем недавно.

Так, Окунь предлагает для стабилизации темпа роста цен ввести контроль со стороны государства над индексацией заработных плат во всех или большинстве предприятий. Предложение имело некоторую популярность и распространялось в двух формах. “Морковный вариант” предполагал снижение налоговой нагрузки для предприятий, которые повышают зарплаты не более чем на установленную величину, “палочный” вариант предлагал активных повышателей зарплат штрафовать.

Оставлю одну цитату на память:
Окунь-Бэйли: Борьба с безработицей и инфляцией

Улюкаев: Экономика и политика эпохи реформ и потрясений

Идеологическая инерция, склонность сохранять свои убеждения делает полезным знакомство с идеями, которые разделяли и защищали первые лица, пока их выступления еще не стали регламентированы их положением в структуре государства.
Характерным примером является Алексей Улюкаев, заложивший основу своей карьеры в научной сфере, и достаточно широко публиковавшийся в этот период. На днях я закончил сборник его статей “Экономика и политика эпохи реформ и потрясений”.
Этот сборник охватывает публикации с 90 по 96 год. За этот период у нас не сохранилось почти никакой сколько-нибудь сравнимой статистики, а российская экономика сегодня заметно отличается от прежней. Тем не менее многие статьи звучат современно.
В большинстве статей Улюкаев защищает либеральную экономическую программу и противостоит дирижистам. Вот развернутая цитата, которая отражает позицию Улюкаева того времени:
“В ходе буржуазного развития новой России главным противоречием является не противоречие по линии форм собственности – государственной или частной […] – , а противостояние конкурентного капитала и капитала, спекулирующего идеями государственного протекционизма, паразитирующего на ситуации политической и экономической нестабильности, высокой инфляции, неурегулированности прав собственного, чрезмерного государственного вмешательства, осуществляемого слабым, некомпетентным, недисциплинированным и в значительной степени коррумпированным государственным аппаратом. 
В этих условиях поднимаемый державниками вех мастей лозунг “Больше государства!” означает больше слабого, неспособного эффективно выполнять свои функции государства, а следовательно, меньше порядка, стабильности, эффективности.”
В политическом блоке статей Улюкаев дает интересный обзор проблем переходного периода. В “Судьбе либерализма в радикальной стране” Улюкаев рассуждает о том, что мешает либеральной идее стать платформой для сколько-нибудь популярной партии. Он приходит к довольно убедительному выводу: 
“… можно сказать, что перспективы либерализма в этой стране связаны не с политическими партиями и выборами, а с независимыми университетами и исследовательскими центрами, бизнесом, культурой, индивидуальными правосознанием и самоопределением”. (стр. 184)
Улюкаев не только рассуждает об принципиальных основах, как например в “Свободе как факторе производства”, но и позволяет себе и более открыто атаковать сторонников лично: называет ЛДПР, “третьим ликом старого коммунистического призрака” и сокрушается по поводу советника Глазьев: “Мне лично очень больно и обидно, что мой товарищ, коллега и соратник так быстро и легко прошел путь из профессионалов в политиканы, и реформаторов – в реставраторы. Был нашим – стал “нашим”. Жаль.”
Нельзя быть уверенным относительно того на сколько предан либеральным идеалам Улюкаева-автора книги остался Улюкаев министр, но это книга задает начальное условия, помогает понять, какие ценности он разделял в начале пути.
На память оставлю несколько цитат:
“Обещания субсидий дезориентируют руководителей предприятий, отнимают у них стимулы к поиску путей повышения эффективности производства и управления, повышению конкурентоспособности их продукции (зачем же напрягаться, решая производственные задачи в условиях современной экономики, если можно припасть к источнику даровых денег налогоплательщиков?).” стр. 68

“Эта нестабильности отчасти связана с нестабильностью политической ситуации […], отчасти определяется глубинными характеристиками того экономического строя, который утвердился в России и который, не претендуя на научную строгость, можно назвать монопольно-номенклатурным капитализмом.” стр. 89

“Минэкономздрав предупреждает: государственные инвестиции опасны для экономического здоровья.” стр. 97

“Агрессивный национализм обеспечивает политическое прикрытие той части российского капитала, которая не готова к нормальной конкурентно-рыночно среде и правилам деятельности в ней, не может выдержать конкуренцию ни внутри страны, ни на мировых рынка. Основа их существования – получение и монополизация различных льгот и привилегий в финансовой, налоговой, таможенной, кредитной и иных сферах.” стр. 198
Улюкаев: Экономика и политика эпохи реформ и потрясений